Общество доказательной неврологии
Личный кабинет

Новости

Симптомы инсомнии связаны с инсультом

Симптомы инсомнии связаны с повышенным риском инсульта, инфаркта миокарда и других кардио-церебральных сосудистых заболеваний (CCVD), показало большое проспективное исследование.

Исследователи обнаружили, что ранее утреннее пробуждение (EMA), нарушения инициации или поддержания сна (DIMS) и дневная дисфункция (DDF) связаны с 7%, 9% и 13% повышенным риском CCVD соответственно.

Кроме того, существовала дозозависимое соотношение между количеством симптомов и большим риском CCVD.

По сравнению с теми, у кого нет симптомов инсомнии, исследователи обнаружили, что один симптом инсомнии был связан с 7% повышенной заболеваемостью CCVD, два — с 10% повышенной заболеваемостью, а три — с 18% повышенной заболеваемостью.

«Отдельные симптомы инсомнии — это самостоятельные факторы риска сердечных заболеваний и инсульта. Взрослые люди с множественными симптомами инсомнии находятся в еще более высоком риске развития сердечных заболеваний или инсульта, что также должно привлечь клиническое внимание «, — рассказал в интервью Medscape Medical News исследователь Liming Li, MD, Научный центр здоровья Пекинского университета, Пекин, Китай.

Ограниченные, спорные доказательства

В предыдущих когортных исследованиях отсутствует единое определение инсомнии, отмечают исследователи. В некоторых случаях инсомния определяется как просто «трудности в инициации сна».

Они добавили, что существуют «ограниченные и спорные доказательства» того, влияют ли возраст, пол или другие демографические различия на связь между инсомнией и CCVD.

Чтобы получить более четкую картину, исследователи проанализировали данные 487 200 участников исследования China Kadoorie Biobank. Когорта включала взрослых людей в возрасте от 30 до 79 лет из 10 различных географических регионов Китая.

Участники завершили базисные исследования в период с 2004 по 2008 г. включая вопросы о наличии и частоты симптомов инсомнии.

На начальном этапе 11% имели DIMS, 10% сообщили об EMA, и 2% участников подтвердили DDF из-за плохого сна. Ни один из участников не имел CCVD в начале исследования.

Участники из группы с нарушениями сна имели более низкий уровень образования, более низкий семейный доход и несколько более низкий ИМТ (индекс массы тела). У них также чаще наблюдался сахарный диабет и симптомы тревоги или депрессии.

Исследователи провели оценку результатов CCVD в среднем за 9,6 лет последующей деятельности с использованием ICD-10 кодов и данных из реестров заболеваний, требований о медицинском страховании и местных записей по месту жительства.

В ходе последующей деятельности было подготовлено в общей сложности 130 032 случаев, связанных с CCVD. Это включало 40 348 случаев ишемической болезни сердца и 45 316 случаев инсульта.

Те, у кого по крайней мере был один симптом инсомнии, имели «слегка повышенный риск» общей заболеваемости инсультом, с коэффициентом опасности 1,05 — 1,08, а также заболеваемости ишемическим инсультом (HRs, 1,06 — 1,09). Однако исследователи не обнаружили такой связи между тремя симптомами и риском геморрагического инсульта.

Оцениваемый отдельно, каждый симптом был связан с повышенным риском для общей частоты CCVD. Например, DIMS были связаны с коэффициентом опасности 1,09 (95% доверительный интервал, 1,07 — 1,11) в анализе, в котором учитывалось употребление алкоголя, курение и уровень физической активности.

Аналогично EMA (HR, 1,07; 95% CI, 1,05 — 1,09) и DDF (HR, 1,13; 95% CI, 1,09 — 1,18) были связаны с повышенным риском.

Интересно, что хотя распространенность инсомнии, как правило, выше среди пожилых людей, «она действительно больше влияет на молодых людей с точки зрения рисков CCVD», отмечают исследователи.

В исследовании связь между тремя симптомами и заболеваемостью CCVD была более выражена в двух группах — среди взрослых более молодого возраста, и среди участников без гипертонической болезни.

Исследование не касалось не восстановительного сна, еще одного распространенного симптома инсомнии. К другим возможным ограничениям относятся оценка симптомов только один раз, на начальном этапе, и зависимость от самоотчета.

«Поэтому, — отмечают исследователи, — наши выводы нужно трактовать с осторожностью из-за возможной информационной предвзятости».

Будущие исследования нужны, отмечают авторы, чтобы определить, будут ли снижать риск CCVD изменения в образе жизни или гигиене сна с целью уменьшения симптомов бессонницы.

Предостережения, клинические последствия

Комментируя выводы для Medscape Medical News, James Burke, MD, невролог из Мичиганского университета в Энн-Арборе, заявил, что исследование выявило «очень небольшой эффект».

Burke добавил, что небольшой размер эффекта исследования в сочетании с «большим количеством неопределенностей» может затруднить воспроизведение выводов.

Julio Fernandez-Mendoza, PhD, CBSM, DBSM, психолог в области сна в Penn State College of Medicine in Hershey, Пенсильвания, который не участвовал в исследованиях, заявил, что «важным ограничением» является отсутствие объективной оценки сна в связи с апноэ сна и другими органическими нарушениями сна, тесно связанных с сердечно-сосудистыми или цереброваскулярными заболеваниями.

Кроме того, было бы полезно выявить пациентов с инсомнией, у которых определяется короткая продолжительность сна (ISSD).

Оценки риска или степени опасности, указанные в этом исследовании, составляют всего около 1,2-кратного значения, в то время как фенотип ISSD выявил оценки риска от 2.0 — до 5.0-кратного значения для сердечно-сосудистых и церебральных последствий.

Ссылка на оригинальный текст — https://www.medscape.com/viewarticle/920916#vp_1

Другие новости

Моноклональные антитела в терапии хронической кластерной головной боли
Моноклональные антитела в терапии хронической кластерной головной боли

Третья фаза рандомизированного плацебо-контролируемого исследования галканезумаба у пациентов с хронической кластерной головной болью: результаты трехмесячного двойного слепого лечения.

Церебральные микрокровоизлияния не должны влиять на антикоагулянтную терапию после инсульта
Церебральные микрокровоизлияния не должны влиять на антикоагулянтную терапию после инсульта

Основной вопрос – Влияет ли факт наличия церебральных микрокровоизлияний (ЦМК) на применение Ривароксабана 15 мг/сут по сравнению с Аспирином 100 мг/сут у пациентов с эмболическим инсультом из неустановенного источника (ESUS)? Что удалось установить? В субанализе рандомизированного клинического исследования NAVIGATE ESUS, включающего 3699 пациентов с ESUS, у пациентов с ЦМК (11% от общего числа пациентов) была более высокая частота повторного инсульта, ишемического инсульта, внутричерепного кровоизлияния (ВЧК), а также смертности в течения 11 месяцев наблюдения. Однако никакого изменения в зависимости от применяемой терапии у лиц с ЦМК не наблюдалось.

Интенсивное снижение АД у пациентов ВЧК и исходным уровнем АД 220 mmHg и более может привести к раннему неврологическому ухудшению (Post Hoc анализ исследования ATACH-2).
Интенсивное снижение АД у пациентов ВЧК и исходным уровнем АД 220 mmHg и более может привести к раннему неврологическому ухудшению (Post Hoc анализ исследования ATACH-2).

Исследование ATACH-2 изучало интенсивный (цель — 110–139 mmHg) и стандартный (цель — 140– 179 mmHg) подход в коррекции АД у пациентов с ВЧК и артериальной гипертензией (критерий включения – АД ≥ 180 mmHg). В сентябре 2020 года в журнале JAMA Neurology опубликован Post Hoc анализ данного исследования, где были оценены результаты интенсивного и стандартного снижения АД в подгруппе из 228 пациентов с исходным АД ≥ 220 mmHg.

Ранние рецидивы и церебральные кровотечения у пациентов с острым ишемическим инсультом и фибрилляцией предсердий: влияние антикоагуляции и ее сроки: исследование RAF
Ранние рецидивы и церебральные кровотечения у пациентов с острым ишемическим инсультом и фибрилляцией предсердий: влияние антикоагуляции и ее сроки: исследование RAF

оптимальное время для назначения антикоагулянтной терапии при остром кардиоэмболическом инсульте остается неясным. В этом проспективном когортном исследовании пациентов с острым инсультом и фибрилляцией предсердий в анамнезе, оценивался риск повторного ишемического события и тяжелого кровотечения; факторы риска рецидива и кровотечения; и риски рецидива и кровотечения, связанные с антикоагулянтной терапией, а также время ее начала после острого инсульта.